Клюют зерна взъерошенные вставить слово с мягким знаком

Лингвистические парадоксы. DjVu и TXT

Клюют зерна взъерошенные воробьи, девочка шьет одежду кукле. Вставить вместо пропусков подходящие слова с разделительным Ь. Сегодня. ..был сильны. Посмотри Клюют зерна взъерошенные. Вставить вместо пропусков подходящие слова с разделительным ь. 1. Сегодня был Клюют зерна взъерошенные воробьи. 4.На снегу видны .

Профессор завинтил ручку и пром. Корень плав плов плывП р а в и л. В корне плав- гласный а может быть ударяемым и безударным ср. Корень плов- содержится в словах пловец и пловчиха, корень плыв- в слове плывуны. В стеклянном аквариуме стояли неподвижно, едва пошевеливая пл. Мы ставим большой ПОПЛ. БОК с флагом на якоре, буй, отмечаем этим найденное рыбное место Пришв. Это были удары, направленные к тому, чтобы лишить судно пл.

В одном месте было много ПЛ. ВЦОВ отовсюду окружала И. Корень равн—- ровнП р а в и л. И ты с собой его р. Широкие тени ходят по р. Тихон Ильич подстриг волосы, подр. Закончив раскопки, мы зар. Ты, как мать, пор. Снег лежал еще кое-где на этом выр. Роты без взаимного сговора подтянулись, выр. На речке, сравнявшейся от весенних вод с берегами, заиграл ветерок Марк. В корне рост- — рос- пишется в перед последующим сочетанием cm также перед щв остальных случаях пишется о ср.

Едва началась война года, как она уже переросла в мировую Серг. Оригинальный вид имеют зар. Алексей забрался в густую пор. Одинокая кривая береза р. Скажите, кто из вас согласен ск.

Дениска хотел показать, что он может проск. Варавка в два прыжка подск. Подскакали всадники с факелами, соек. ЧИЛ на ноги и побежал догонять демонстрантов. ЧИЛ грузовик с пустыми снарядными ящиками Сим. В корне твар твор- под ударением пишется гласная в соответствии с произношением, без ударения — о ср. Образуйте приставочные глаголы от глагола творить.

Корни бер вир- дер дир- мер мир- пер- — пир- ntcp- — тирП р а в и л. В указанных корнях пишется и, если дальше следует суффикс -а- собирать, задирать, замирать, запирать, стирать ; в противном случае пишется е беру, деру, умереть, запереть, стереть.

Сердце ее сильно билось и зам. Засеку, кричит бывало, зад. Николай кончил говорить, снял очки, вытер их, посмотрел на свет и стал выт.

Товарищи относились к нему с невольным почтением, более сильные не смели его зад. Один за другим стали собираться в чум заспанные тунгусы Шишк. Можно было ждать — соб.

У опушки дремлют кони, подл. Определив состав косяков, начали подб. По ее лицу текли не то слезы восторга, не то ручейки пота, — она не. Она стояла у новой машины и тщательно прот. Корни блеет блист- жег жиг- стел стил- чет читП р а в и л. В указанных корнях пишется и, если дальше следует суффикс -а- блистать, сжигать, расстилать, вычитатьв противном случае пишется е блестеть, выжегший, расстелить, вычет.

Лучи полдневного солнца приж. Какая-то женщина принесла ведро воды и стала, охая и прич. В одном месте по небу чиркнула падавшая звезда, точно кто в темной комнате заж. Дым всегда висел над Донбассом тучей, заст. В указанных корнях им и ин пишутся, если дальше следует суффикс -а- пожать—пожимать, понять—понимать, начать—начинать, примять — приминать.

И это обхождение стола и пож. Антонио стал подробно и занимательно рассказывать об американских борцах Купр. Форма горы отчасти напом. Объясните написание слов с чередующимися гласными в корнях. Сквозь волнистые туманы проб. Бывало, жалуешься, если от супа пахнет дымом, или жаркое перег. И голод и холод выносит, всегда терпелива, р. Костоправ попался плохой, ср.

Гости Анны Павловны долго еще говорили о положении отечества и делали различные предпол. Мы с Павлом приб. Наружность [артиста] сначала как будто невыразительная, ничего не говорящая, но всегда готовая претвориться в самый неожиданный сказочный образ Купр.

Мастерство и сердце — вот два равновеликих слагаемых, которые в своем соч. Здесь скопилось много гш. Как раз в это время на луговину, где г. ЧИЛ из-за барака игривый жеребец Кож. Алексей по ходу изложения его мыслей тут же демонстрировал листы ватмана с чертежами и схемами Аж. Напишите текст под диктовку, потом сверьте написанное с напечатанным. Подчеркните чередующиеся гласные в корнях.

Скоро луч солнца коснется верхушек деревьев и позолотит блестящее зеркало озера. В багряном пламени развевается флаг над лагерем. П о зову горниста юные обитатели лагеря поднимаются, аккуратно застилают свои постели, собираются на спортивной площадке и готовятся к зарядке. В воздухе мелькают загорелые руки, коротко стриженные головы ритмично наклоняются, а кончики пальцев рук касаются земли. После зарядки дети врассыпную бегут к озеру, оглашая берег звонкими возгласами.

Малыши, не умеющие плавать, купаются у самого берега, а умелые пловцы добираются до плавучего плота с шалашом, но, услышав запрещение вожатого, нехотя возвращаются.

После купания рекомендуется растереться полотенцем: А какой аппетит развивается после купания! Каким необычайно вкусным кажется печеный картофель, но особенно вкусны оладьи, если макать их в сметану. После завтрака следует потрудиться на открытом воздухе: Надо прополоть клумбы, представляющие собой причудливые, искусные сочетания всевозможных цветов. Можно отправиться на опытный участок, где юннатами выращены овощи, которые раньше не росли на песчаной почве лагеря, а теперь произрастают с большим успехом.

Юные огородники увлекаются огородничеством и собираются посвятить себя любимому делу в зрелом возрасте. На высоком уровне проходят в лагере и спортивные состязания. Отдых и труд здесь разумно сочетаются. После щипящих в корне пишется е ёсоответствующее в произношении звуку о, если в родственных словах или в другой форме того же слова пишется е чёрный — чернеть, чёрт — черти ; при отсутствии таких соотношений пишется о шов, крыжовник.

Составьте предложения с приводимыми словами в каждой паре первое слово глагол, второе — имя существительное. Ожёг — ожог, пережёг — пережог, поджёг — поджог, прожёг — прожог. В приводимом ниже перечне выделите однокоренные слова. Значение незнакомых слов выясните в толковом словаре. Артишок, бесшовный, джонка, чоканье, шок, шорник, крыжовник, крюшон, мажорный, шомпольный, прожорливый, шорный, изжога, трущоба, чащоба, чокаться, чопорный, чохом, шомпол, шорничать, шоковый, шов, шорох, чох, чокнуться, крыжовенный, трещоточный, трущобный, шоркать, жом, жор, жох, шоры, чопорность, мажор, обжора, трещотка.

Составьте предложения с приводимыми ниже иноязычными по происхождению словами. Выбор написания объясните соответствующими правилами.

Но я привык к его язвительному спору и шутке с. В густой тени лесных трущ. Слышно было только, как звякали о стволы и тупо стучали о пыжи ш. Кухарка подала к столу полную тарелку крыж. Стены домов однообразно опутаны pern. Издали Нью-Йорк кажется огромной челюстью, с неровными ч. Он дышит в небо тучами дыма и сопит, как обж.

Наутро болела голова, мучила изж. В Шепелеве испокон веков жили ш. По сумрачным углам затаились пугающие ш. Елена Дмитриевна метнула на мужа злой взгляд: Конфетчики наливали в формочки расплавленный ш. Мать прислала ей полную кош. В то время у моторных вагонов были не звонки, а электрические трещ. После ц в корне пишется и цикорий, панцирь. Выпишите из орфографического словаря по 10—15 слов с начальным слогом ци и цы. В иноязычных по происхождению словах: Это, батюшка, изволишь видеть, ре.

Отвечаю больше из пи. Солнце невыносимо пекло головы сквозь черные. Мимо стрелочника прошел локомотив. Сотни раз видел командир го торжественные фе. Старик извлек из кармана гимнастерки старомодное пенен. Сейчас проектируем дать этот газ на квартиры всей Макеевки А. Перепишите, вставляя пррпущенные буквы. Устно приведите соответствующие правила. Вдруг дверь скрипнула, легкий ш. Природа была мне не злою мач. Владимир Сергеич отвечал ей компл.

Потянулись длинные вечера и сумерки с аккомпан. Он ловко и проворно отстегнул клапан. В палате постоянно держался запах. Его стол стоял у окна, за которым открывалась широкая зимняя пан. Пастухов разрывал пальцами дужку. Под ногами по каменному.

Журнальный зал: Континент, № - Роберт РИДЕЛЬ - Ограничения

Между водорослями по песчаному дну перебегают юркие п. Все это были люди, раскиданные по п. Дед сплел из соломы ц. Все мобилизованы на восстановление завода, и каждый отлынивающий — д. Эта молодежь равнялась на старших товарищей Браг. Для проверки написания сомнительной соглас ной нужно изменить форму слова или подобрать родственное слово, с тем чтобы за проверяемым согласным стоял гласный звук или один из согласных л, м, н, р.

Написание слов с непроверяемыми согласными выясняется по орфографическому словарю вокзал, футболУпражнение Котел варился посредине, и дым выходил в отвер. За столом разместились попарно, то есть мужчины впереме.

Повар хлопает дверцами печки, заглядывает в духовой ящик, внимательно осматривает. Он опирался на трость с большим костяным набалда. Парень делает из большой, угловатой деревя. Илья всегда приносил с собой чего-нибудь вкусного: Дождь утратил постоянство и шел порывами, переходя то в ливень, то в изморо. Над степью недвижно парили КО. Алексей быстро поднимался по трудовой ле. По шоссе навстречу мчались велосипедисты, юноши и девушки в ярких фу.

Вагон стоял на. Валентина прошла в лиспе. Составьте предложения со словами вожжи, дрожжи, жжет, жужжать, можжевельник, ссора, ссуда.

К приведенным ниже словам подберите из орфографического словаря однокоренные. От основ данных существительных образуйте: В словах, образованных от основ, оканчивающихся на две одинаковые согласные, двойные согласные перед суффиксами сохраняются, например: Сравните написания в производящих и производных словах.

Кристалл — кристаллик — кристаллический — кристальный, колонна — колоннада — колонка, норманны — норманский, оперетта — оперетка, финн — финка, финский, тонна — тоннаж — трёхтонка. Из данных словосочетаний образуйте сложносокращенные слова. Групповой комитет — групком; коллективный договор — колдоговор. Граммофонная запись, групповой организатор, классный комитет, коллективное хозяйство, коммунистическая партия, Коммунистический союз молодежи, конная армия.

В первой части сложносокращенных слов, которая представляет собой основу, оканчивающуюся двойной согласной, пишется только одна согласная: Перепишите, вставляя, где нужно, пропущенные буквы. Вижу, вон, малый огонек чуть-чуть бре.

Нет ни одного лица истинного, все кар. В первоначальном своем значении слово бел. Она села за фортепьяно, взяла несколько аккордов, запела Герц. Как и во всякой специальности, в филологии не должно существовать дил. Вы до такой степени ак. Обломовцы склонны к идил. Мальчик подошел к отцу и подал ему записку о бал. Еще задолго до занавеса театр уже был полон: Во всех газетах пишут бюл.

На другой стороне пруда виднелась красивая бал. За проволочной сеткой мелькали ловкие фигуры тен. Авдотья уселась за Алешин стол подсчитывать кормовые рес.

Сквозь дремоту я слышал надоедливое дребе. С моря били корабли, поддерживая высадку дес. На этих монументах были нагромождены все аксес. Узкая полоска берега была совсем отлогой, и сразу над ней, уступами, поднимались глинистые тер. Из того, что я брю. Растение сбрасывает ставшие для него бал. На молодое поколение возложена великая мис. Мотор включен, завертелся пропе л. В области искусства не должно быть никакого механического нивел. Для изготовления лекарств используется дистил.

Озеро имеет форму эл. По предложению одной из сторон прежний договор был ан. Педагогика рекомендует применять диф.

Лингвистические парадоксы

На этот раз приступ ап. Благодаря широко развернувшемуся национально-освободительному движению большинство прежних колоний сбросило с себя. Врач установил, что больной страдает хроническим катар.

Подобные вопросы должны решаться коллегиально. Картина исполнена в импрес. Одна за другой на территорию строящегося завода въезжали пятитон. Недовольная решением завкома, группа рабочих ап. К каждому из приведенных ниже слов подберите другое, от которого образовано данное, или найдите однокоренное слово, в котором за корнем следует гласный звук.

Властный — власть; прекрасный — прекрасен. Агентство, безвестный, безгласный, вкусный, гигантский, гнусный, горестный, громоздкий, девственный, дилетантский, доблестный, захолустный, интересный, комендантский, косный, костный, местный, невестка, ненастный, объездчик, окрестность, опасный, повестка, послать, постлать, праздный, прелестный, пристрастный, сверстник, свистнуть, свиснуть, сердце, словесный, солнце, тростник, ужасный, устный, хлестнуть, хрустнуть, целостный, чудесный, шефствовать, яростный.

Тут, на плитах и на жаровнях, жарились и варились, шипя, разные. Недаром Пушкин называл Жуковского своим учителем в поэзии, наперс. В числе восьми детей был один р. Безденежье меня приковывало к ненавис. Звук равномерно усиливался и, дойдя до совершенной.

Все мое семейство здра. Осень в этом году была поздняя Кор. Еще двести шагов — и мы в безопас. Пахло пересохшей горячей глиной и близким пас. Гармонист играл так залихватски, с такими искус. Дудников всадил лопату в землю с такой силой, что хряс.

Используя приводимые в конце упражнения правила, объясните употребление прописных букв. Блестящим мастером короткого рассказа был Антон Павлович Чехов. Большую роль в укреплении русских княжеств сыграл Всеволод Большое Гнездо. Многочисленные реформы в разных областях жизни были проведены в царствование Петра Первого. Сюжетом одной из кинокартин были Одиссеевы странствия.

Ежегодно в Московском университете проводятся научные Горьковские чтения. Безрадостным было Иваново детство. Дорога пересекает Главный Кавказский хребет. Корабли вошли в бухту Золотой Рог. Большого хозяйственного подъема добилась Средняя Азия. Советский вымпел доставлен на планету Венера. Телескоп направлен в сторону созвездия Большого Пса. На стене висит карта Древнего Египта. Новую страницу в жизни человечества открыла Великая Октябрьская социалистическая революция.

Миллионы жизней унесла вторая мировая война. Последствия Крымской войны — гг. Интеллигенция с энтузиазмом отнеслась к Февральской революции года.

В начале XIX века многие европейские страны участвовали в наполеоновских войнах. Николай II подписал Манифест 17 октября года, V. В одном из высотных зданий в Москве расположено Министерство иностранных дел Российской Федерации.

Курсы иностранных валют устанавливает Центральный банк Российской Федерации. Документ подписан Председателем Правительства РФ. С выплатами не справляется Пенсионный фонд. Дело поручено Московской областной прокуратуре. Лидер Либерально-демократической партии России.

Представитель Российской народно-республиканской партии. На выборах победила Лейбористская партия Великобритании. Открыта Российская Государственная библиотека. По-прежнему популярен Театр драмы и комедии на Таганке. На Садовом кольце находится Дом-музей А. Мало премьер в Государственном академическом Большом театре в Большом театре. Нескольких деятелей культуры наградили орденом Дружбы. С прописной буквы пишутся имена, отчества, фамилии людей, действующих лиц в произведениях литературы, псевдонимы, прозвища: Фамилии или имена, употребленные во множественном числе с положительной оценкой, пишутся с прописной буквы, а имена, употребленные с отрицательной оценкой, пишутся со строчной буквы; ср.

Б шестидесятые годы многие мальчишки мечтали быть Гагариными и Титовыми. С прописной буквы пишутся индивидуальные названия, относящиеся к области мифологии и религии: Родовые названия мифологических существ пишутся со строчной буквы: Но подобные прилагательные пишутся со строчной буквы во фразеологических оборотах и научных терминах: Имена прилагательные с суффиксом -ск- обозначающие принадлежность и образованные от собственных имен лиц, пишутся со строчной буквы: Ломоносовские чтения, Нобелевская премия.

Пушкинский праздник поэзии — пушкинский стиль. С прописной буквы пишутся собственные географические названия: Арктика, Финляндия, озеро Байкал, а также неофициальные названия территорий, местностей, образованные: Забайкалье, Поволжье, Подмосковье, Предуралье, Приамурье; б с конечным -ье без приставки: Оренбуржье, Ставрополье; в с суффиксом -щин-: Существительные в составных географических названиях пишутся с прописной буквы, если они утратили свое лексическое значение: Белая Церковь городЧешский Лес горный хребет.

С прописной буквы пишутся все слова, кроме родовых наименований, в астрономических названиях: Марс, созвездие Лиры, Млечный Путь. С прописной буквы пишутся названия исторических эпох и событий, революционных и государственных праздников, знаменательных дат: Древний Рим, Петровская эпоха но: Но названия исторических эпох, событий, не являющихся собственными именами, а также названия геологических периодов пишутся со строчной буквы: С прописной буквы пишутся все слова, кроме служебных, в названиях высших правительственных, государственных, профсоюзных организаций и учреждений: С прописной буквы пишется первое слово в названиях центральных, научных, учебных учреждений, общественных организаций: Министерство культуры Российской Федерации, Академия наук России, Московский государственный университет Европейский банк по реконструкции и развитию.

Российская социал-демократическая рабочая партия, Российское движение демократических реформ, Фронт национального спасения, партия Индийский национальный конгресс. С прописной буквы пишется первое слово и имена собственные в названиях зрелищных предприятий и учреждений культуры: Политехнический музей, Парк культуры и отдыха, Третьяковская галерея, Государственная публичная библиотека.

В названиях высших государственных должностей, почетных званий с прописной буквы пишутся все слова: Президент России, Председатель Центрального Банка России, Герой Российской Федерации; а в названиях орденов и знаков отличия — все слова, кроме родового понятия: Раскройте скобки; заключенные в них строчные буквы замените, где нужно, прописными.

Может собственных й латонов и быстрых разумом н евтонов российская земля рождать Лом. Сей сладкой надеждою мир озарен, как небо сияньем а вроры Жук. Мы жили душа в душу. Другого м ентора я и не желал П. Приход Ермолая, Владимира и человека со странным именем с учок прервал мои размышления Т. Вздрогнули сонные в аньки и г ришки Я. Мое детство прошло в далекой глуши у ральских гор М. Млечный и уть вырисовывается так ясно, как будто его перед праздником помыли и потерли снегом Ч.

Вдруг в то ущелье, где у. Вечно будет л енинское сердце клокотать у революции в груди Маяк. Красные флаги у л расньгх ворот, к расный на площади к расной народ Ас. Пусть млечной пылью все заметено, не только а лъфа из с озвездья л ебедь Щип. И зовется ль оно к уликовым, б ородинским ль зовется оно, или славой овеяно новой, словно знамя, опять взметено, все равно оно кровное наше Тих.

Посреди сквера стоит памятник г ерою советского с оюза Александру Локтеву, погибшему в в еликую отечественную в ойну Пан. В цехах завода гремели митинги, с овет рабочих депутатов взывал к трудящимся всего города быть начеку Бахм. От бескрайней равнины с ибирской до и олесских лесов и болот подымался народ богатырский, наш великий с оветский народ Исак. Вот уже Сергей видел только с пасскую башню, потом л обное место в алых стягах, а за ним белой террасой выступала набережная Баб.

Вместо точек вставьте пропущенные буквь4, прописные или строчные. Рекой лилось вино на пиру у Владимира. Истинный талант не нуждается в покровительстве. Девочка забавно играла с плюшевым. Пароход направлялся к острову.

Многие народы Европы никогда не забудут, что от фашистского ига их освободила. Крупнейшим вузом нашей страны является. В концерте принял участие. В борьбе за сохранение мира активно участвуют такие организации. На груди летчика сияла. Грабежи и насилие были неизменными спутниками участников. Выберите из заключенных в скобки слов подходящие для данных предложений и поставьте в нужной форме вместо точек. Напишите нужную букву, строчную или прописную. Проведены дополнительные выборы в Г, г осударственную Д, д уму.

Вопрос о переходе в следующий класс решает педагогический. В дни каникул для школьников была организована елка в Большом Кремлевском. Одним из лучших зданий города является недавно построенный.

Ряд метеорологических станций создан на Крайнем. Стрелка компаса указывает. Десятки государств участвовали. Широкому обсуждению подвергаются произведения, выдвигаемые на Г, государственную премию. Фильм из жизни животных снят в одном. Десятки тысяч трудящихся проводят свой отпуск. В газетах были воспроизведены фотоснимки обратной стороны. Рима изучается как часть общего курса. Во многих европейских странах эпоха.

Часть путешествия мы проделали. В план экспедиции входило изучение. Разделительный 6 пишется перед буквами е, ё, ю, яв следующих случаях: Данное правило не распространяется на сложносокращенные слова: Разделительный ь пишется в следующих случаях: Для обозначения мягкости предшествующего согласного ь пишется: О правописании числительных см.

В сочетанияхяи, чи, нч,рч, чк, щи, рщ, нщ мягкий знак не пишется: Как показатель грамматической формы ь пишется: О правописании ь в глагольных формах см.

Выслушав ее историю, мама отвела ее к своим саням, чем могла покормила. Потом закутала ее в тулуп и так довезла до Тюхтета, через который проезжал обоз. А следующей зимой, случайно проходя мимо военкомата, тетя Шура увидела маму в толпе мобилизованных женщин. Плача, та ей рассказала, что оставила сынишку в деревне у чужих людей. Еще сказала, что с ним оставила три мешка пшеницы. И тетя Шура пообещала, что возьмет меня к. Две эти встречи во многом определили мою судьбу.

Еще неизвестно, как бы она сложилась, если бы я остался в деревне, из которой я, как спецпереселенец, не имел права выехать. Так бы и остался безграмотным, какими оказались многие мои сверстники, высланные на окраины Сибири и Средней Азии.

Иногда я приходил с Женей на руках на промкомбинат, где работала тетя Шура. В одном из цехов я с интересом смотрел, как из коровьих рогов делали гребешки. Женщины распиливали рога на короткие отрезки — получались широкие трубки. Трубки разрезали вдоль, разворачивали под горячим паром и под грузом распрямляли. Полученную роговую пластину обтачивали и круглыми пилками на специальном станочке выпиливали в ней частые прорези — получались гребешки.

Была там сапожная мастерская, где из сыромятной кожи делали ботинки на деревянной подошве, была пимокатная, в которой из овечьей шерсти валяли валенки по-сибирски, — катали пимы. Иногда тетя Шура брала у меня Женю и, отдав свой талон, отправляла в служебную столовую.

Там мне давали зеленый от черемши суп с говяжьей требухой, который казался мне необыкновенно вкусным.

Загадки для уроков грамоты

У тети Шуры я прожил до осени го. Закончилась привезенная со мной пшеница, и совсем плохо было с моей одеждой. Из старой, еще привезенной из Энгельса, я окончательно вырос, да она уже порядочно обтрепалась. Другую одежду достать было негде. А тут еще я стал проситься в школу, где уже начались занятия. И тетя Шура решила отдать меня в детский дом, который только что организовали в Тюхтете.

Школа глухонемых Районный центр Тюхтет был небольшим сибирским городком, больше похожим на широко раскинувшееся село. К осени года в районе скопилось много неустроенных детей, в том числе детей, чьи матери были мобилизованы в трудармию. И чтобы пристроить хотя бы часть этих детей, власти решили на базе школы глухонемых создать детский дом.

Глухонемых детей куда-то увезли, а здание и весь персонал передали вновь организованному детскому дому. В начале октября тетя Шура привела меня в детский дом. Директор его, строгая пожилая женщина, просмотрела мои документы, о чем-то спросила тетю Шуру, несколько вопросов задала и. Пришла воспитательница, отвела меня в спальню и показала мою койку.

С этого началась моя детдомовская жизнь. Еще по дороге сюда я думал, что главное — я смогу там учиться. Меня не очень-то волновало, как я буду там жить, какие там будут условия. Но довольно быстро эти условия дали о себе знать.

Прежде всего, мы были всегда голодными. Несмотря на трудное военное время, продуктами детский дом обеспечивали. Но добрую их часть, судя по всему, разворовывали, так как положенные нам порции, и так довольно скромные, доходили до нас сильно урезанными. Однажды нам на ужин дали макароны, приправленные маслом. Это было необычайно вкусно, но на мою тарелку положили три коротенькие макаронинки.

Острое чувство голода после такой еды я помню до сих пор. Зимой в здании было холодно, особенно в сильные морозы: По ночам приходилось спать в верхней одежде. Я приспособился и, одевшись в пальто, спал на животе, поджав под себя колени и с головой укрывшись суконным одеялом, под которым можно было надышать тепло. Но самое трудное — в детдоме была тяжелая обстановка, которую принесли с собой воспитатели из бывшей школы глухонемых, привыкшие работать с дефективными детьми.

Видимо, мы очень отличались от глухонемых, потому что всегда взвинченные и издерганные воспитатели никак не могли справится с собранной ребятней. В детдоме постоянно что-то случалось: Устраивались допросы, обыски в спальнях.

Особенно мы боялись молодого, чахоточного вида воспитателя. Он по одному вызывал нас в кабинет и там допрашивал, поигрывая резиновой трубкой. Ребята рассказывали, что некоторых из них он больно хлестал этой трубкой.

За чью-нибудь провинность не всегда наказывали только виновного, были и коллективные наказания. Особенно часто наказывали нашу мальчишескую группу: Каждый вечер нас выстраивали на линейку, на которой проводилась обязательная перекличка и почти всегда устраивались громкие разносы.

Во время таких разносов воспитатели могли вдруг замолчать и перейти на язык глухонемых. Они жестикулировали, что-то энергично обсуждая. Посовещавшись в мертвой тишине, они сообщали свое решение: Из-за твоего поведения ваша группа не идет завтра на прогулку! Или еще что-нибудь в этом роде. Все это гнетуще действовало на ребят.

Несколько раз из детдома сбегали, но до станции, куда стремились сбежавшие, было, как я уже говорил, сорок километров, и устроенная погоня каждый раз настигала беглецов. Местом, где можно было хоть на время вырваться из всего этого, была городская школа. Учились мы вместе с городскими детьми, учителя там были обычные, поэтому в школе я себя чувствовал почти как дома.

Учился я с большим желанием, да и учеба давалась мне легко. Домашние задания мы готовили все вместе, и я, ученик третьего класса, часто решал задачи пятиклассникам. Еще одним способом уйти от действительности было чтение книг, которые я брал в школьной библиотеке. Я погружался в совсем другой мир, в мир приключений, в мир прекрасных и смелых людей. Весной года тетя Шура получила вызов от своего мужа, Христьяна Хорста без таких вызовов нельзя было ездить по железной дороге.

А ехать к нему надо было далеко, на Северный Урал. Отправляться одной, с ребенком на руках, тетя Шура не решилась. Она пришла в детский дом и предложила мне поехать с. Я, конечно же, согласился: Северный Урал Дорога на Северный Урал была действительно непростой. Пассажирские поезда шли долго, с частыми остановками, а в Новосибирске и в Свердловске надо было делать пересадки. На пересадках я обычно сидел с вещами и с маленьким Женей, а тетя Шура бегала по билетным кассам, оформляла какие-то документы и узнавала, где можно получить питание по дорожным карточкам.

Их можно было отоваривать только на пересадках, и за время езды суточные талоны этих карточек у нас скапливались. В Новосибирске мы талоны отоварили в железнодорожной столовой, расположенной в стороне от вокзала. Мы ожидали получить какие-нибудь продукты, а вместо них нам выдали целое ведро кукурузной каши и полведра соленой горбуши.

Только приглядевшись, я понял, что все это не настоящее, а искусно выполненные муляжи. Много хлопот нам доставляла санитарная обработка, без которой не пускали на поезда. Приходилось идти в специальный санпропускник привокзальную баню. После бани каждый получал кольцо со своей одеждой, которая была еще горячей, пахнущей горелым. А некоторые пуговицы оказывались расплавленными. В конце мая го мы прибыли в город Краснотуринск. На маленьком вокзальчике нас встретил невысокий плечистый мужчина с крепкой лысой головой и крупным носом.

Это был дядя Христьян — муж тети Шуры. После объятий и приветствий он погрузил наши вещи на телегу, помог взобраться. Сев рядом, он подобрал вожжи, и лошадь тронулась. Ехали мы долго, через весь город. Остановились мы у одноэтажного деревянного барака, в котором нам предстояло жить. Старинный поселок Турьинские рудники только недавно был переименован в город Краснотуринск. Недалеко от старой части города рос Новый город и сооружался Богословский алюминиевый завод сокращенно БАЗ.

Уже стояли первые кварталы Нового города, работала электростанция и действовал глиноземный цех. Рабочие его были приметны: Дядя Христьян находился в одном таких из лагерей. В м году трудармейцам, имевшим дефицитные специальности, стали делать некоторые поблажки. Дядя Христьян был таким специалистом он работал вагранщиком в литейном цехеи его расконвоировали: Барак, в котором мы поселились, был рабочим общежитием, и вскорости тетя Шура стала здесь работать комендантом.

Теперь я меньше занимался с маленьким Женей: Главной моей обязанностью было доставать дрова для нашей плиты и корм для козы, которую завели для Жени. С дровами было проще: Сложнее было с кормом для козы. Летом я пас ее по канавам и обочинам дорог и иногда рвал для нее траву, а зимой подбирал остатки сена на грузовых платформах на соседней станции или там же надергивал сено из сложенных в штабели сенных тюков.

Мне так часто выговаривали за нехватку корма, что однажды я решился и унес со станции целый тюк сена. Я не знаю, сколько весит такой тюк, возможно, это были какие-то мелкие тюки, но факт остается фактом: Объяснить это можно еще и тем, что меня подстегивал страх: И еще одна обязанность была у меня: Вместе с литейщиком он отливал эту посуду из остатков дюралюминия в вагранке, а отливки обтачивал им знакомый токарь. Из дюралевого листа вырезались крышки, которые выбивались вручную.

Потом я начищал их наждачной бумагой. Блестящая, с толстой стенкой, она была лучше заводской, которой, кстати сказать, и в продаже-то не. Я ходил по базару с кастрюлями и котелками на руках. Однажды небольшой котелок купил у меня важный лилипут из гастролирующего театра, — для меня это было событием!

И была проблема с одеждой: Но все это как-то образовалось — дядя Хорст принес откуда-то солдатские штаны, а с наступлением холодов — серую ватную телогрейку такую носили заключенные. Но сложнее было с обувью. Мне сказали, ордера на обувь дают в управлении алюминиевого завода. Я запасся справкой, в которой стояло, что мои родители находятся в трудармии, и отправился в управление завода.

Когда через годы я прочитал у Маяковского: И ордер мне дали, и заветные ботинки я получил. Мимо нашего барака ежедневно проезжали на стройки колонны открытых грузовиков, в кузове которых сидели на полу заключенные или трудармейцы, — отличить их было трудноа за деревянным щитком у кабины стояли солдаты с винтовками. Иногда проходила пешая колонна заключенных, окруженная вооруженной охраной с собаками. За территорию лагеря их выпускали, так как работать они не могли, а где их застанет смерть, охране было все равно.

Обычным явлением для города были заборы с колючей проволокой и вышками по углам. Окружали они не только лагеря, но и строительные площадки, где работали заключенные и трудармейцы. За таким забором я побывал в трудармейском лагере, в котором отмечался дядя Христьян: А через проходную меня пропускала хорошо его знавшая охрана.

Когда я пришел туда впервые, было дневное время, и лагерь был пустым. Меня поразили царившие в нем чистота и порядок. По обе стороны главной дорожки ровными рядами стояли аккуратно побеленные бараки. Побелены были и молодые деревца перед бараками, и низкие оградки вокруг пустых весенних клумб. Все дорожки были чисто подметены, скамейки тоже были покрашены в белое.

Это напоминало порядок больницы или какого-то необычного кладбища. Еще меня удивило, что пайка, которую получил дядя Христьян, была с довеском, пришпиленным к булке деревянным колышком, а в хлебораздаче, где мы получали хлеб, заготовленные пайки с колышками и без них лежали навалом на полу. Я осмелился и спросил, за что он сидел.

Я ему, конечно, не поверил Я не переставал мечтать о школе. Первого сентября года в школах начались занятия. Я упросил тетю Шуру и пошел в школу, в четвертый класс.

И для меня все пошло опять по кругу: Женя, дрова, коза, сено, котелки и кастрюли. Весной года я наконец взбунтовался и сказал, что хочу учиться и уйду в детский дом. Наш барак собирались сносить, и тете Шуре давали квартиру с удобствами и место в детском саду для Жени. Возможно, поэтому мне не очень-то и возражали: Работавшие там женщины сказали, что помочь не могут: Я сказал, что никуда не уйду и, если надо, буду здесь ночевать.

Вечером, видя мое упорство, мне сказали, что завтра куда-нибудь определят, а сейчас я должен идти домой. На другой день одна из этих женщин повезла меня в интернат, который находился в городе Карпинск недалеко от Краснотуринска. Но интернат был переполнен, и меня не приняли. Пришлось опять вернуться домой. На третий день мне дали направление в детский приемник, купили билет и посадили в поезд, идущий до Серова.

Жил я тогда в Караганде, работал в должности горного инженера-проектировщика, учился в вечернем институте, имел семью. Вместе со мной был молодой инженер-железнодорожник Анатолий Алексеев. Стояли морозы, и на нем был грубый, черный, с лохматым воротником полушубок, подаренный ему каким-то деревенским родственником.

В этом полушубке рослый, темнолицый и бровастый Алексеев был похож на опереточного разбойника. Мы с ним проехали несколько городов, были в Свердловске, в Нижнем Тагиле. В Карпинске я рассказал ему про тетю Шуру. И мы решили найти. На рейсовом автобусе отправились в соседний Краснотуринск.

С большим трудом, через отдел кадров алюминиевого завода, мы все-таки отыскали тетю Шуру. Жила она в однокомнатной квартирке в центре Нового города. Мы застали ее вместе с Женей, которому уже исполнилось 16 лет. Похудевшая и постаревшая тетя Шура, как мне показалось, не столько обрадовалась, сколько удивилась моему приходу.

Она рассказала, что вскоре после моего ухода дядя Христьян бросил ее и ушел к молодой. Она сошлась с каким-то узбеком, который увез их в Среднюю Азию. Она не смогла вынести тамошний климат, ребенок, который там родился, умер, и ее еле спасли.

Вместе с Женей она вернулась в Краснотуринск. Устроилась она мотористкой в хорошо оплачиваемый, но вредный для здоровья глиноземный цех. Ей дали квартирку, где они живут до сих пор. Женя оказался незнакомым для меня подростком, что-то отрывисто бросавший матери и почему-то сквозь зубы разговаривавший с нами. С трудом в нем угадывался тот симпатичный мальчик, которого я когда-то нянчил.

Я рассказал ей о себе, но тетя Шура слушала меня с недоверием. В разговоре она несколько раз повторяла, что все эти годы думала, что я пошел в уголовники. При этом она опасливо поглядывала на мрачноватого Алексеева. Уже провожая нас, она сказала, что и сейчас не верит, что я не уголовник. Переубедить ее мы так не смогли Детский приемник До Серова я ехал несколько часов. Вагон был переполнен, приходилось стоять, и рядом со мной стоял пацан, ехавший куда-то в сторону Нижнего Тагила.

Мы разговорились, но началась проверка документов, и пацана задержали: Потом он просмотрел мои бумаги и вдруг сказал: Где ты там жил? Это недалеко от наших, ты должен знать моего Вовку! Сына его я не вспомнил, но не решился в этом признаться и как мог отвечал на его вопросы, что-то рассказывал про Тюхтет, в котором он, видно, давно не. Довольный, что я напомнил ему родные места, он похлопал меня по плечу и пошел по вагону.

Наконец наш поезд прибыл в Серов. У меня было пятнадцать рублей, которые дала мне тетя Шура. Рядом с вокзалом находился кинотеатр, и я решил сначала сходить в кино. На привокзальном базарчике я купил шаньгу и чекушку молока.

Шаньгу я съел тут же возле прилавка, запил ее молоком и, вернув пустую чекушку, отправился искать детприемник. Нашел я его быстро: Подойдя к нему, я увидел высокий кирпичный забор с колючей проволокой поверху, глухие ворота и проходную, в которой сидел охранник. Посмотрев мое направление, охранник пропустил меня через проходную. Я оказался в небольшом дворе, в глубине которого находилось серое здание. У его входа стояла группа наголо остриженных мальчишек в серых халатах.

Увидев, что я пришел без милиционера, один из них сказал: Сюда собирали беспризорников, которых милиция снимала с поездов и вылавливала на вокзалах. Многие из них были бывалыми бродяжками, умевшими и попрошайничать, и воровать. Документов ни у кого не было, у каждого была придуманная семейная история, многие называли вымышленные фамилии.

  • Пособие Розенталя по русскому языку (для поступающих)
  • Контрольные работы по письму и чтению в 5-9 классах СКШ (УО)
  • В помощь учителю

Тот, кто постарше, старался снизить свой возраст, так как сюда принимали только до ти лет. Более старших увозили в ФЗО школы фабрично-заводского обучения или передавали на какое-нибудь производство. Легенды, придуманные беспризорниками, здесь вынуждены были принимать на веру, и только их возраст определяла специальная медицинская комиссия. Я был крупнее сверстников, и, несмотря на то, что у меня были все документы и мне было только 12 лет, меня пытались отправить учеником на обувную фабрику.

Но я сказал, что пришел сюда сам, что хочу учиться в школе и, если меня не отправят в детдом, я сбегу. После этого от меня отстали. Беспризорники были самых разных национальностей, и среди них, наверняка, были немцы. Но кто же в этом сознается? Только про меня было известно, что я немец. И меня невзлюбила одна из надзирательниц, крупная женщина с очень сильным косоглазием.

Когда на вечерней поверке она кого-нибудь отчитывала, уставившись на него своим глазом, на другом конце строя поеживался пацан, на которого смотрел другой ее глаз. Она постоянно цеплялась ко мне, стремилась как-то задеть.

Она могла громко сказать: И пока я был в детприемнике, она продолжала меня травить. И, как я понял из ее намеков, попытка отправить меня на обувную фабрику была ее же затеей. Другие надзирательницы были обыкновенными женщинами и, понимая, что я не шпана и не уголовник, относились ко мне хорошо — расспрашивали, откуда я, где мои родители. Они разрешали мне выходить за ворота и брать книги в городской библиотеке, которая обслуживала и детприемник.

И я проводил часы за чтением книг. Кроме чтения, заняться здесь было нечем, и ребята целый день слонялись без дела: Надзирательницы нами не занимались: Только иногда они разучивали с нами военные песни и марши, постоянно звучавшие по репродуктору в эти последние дни войны.

Каждые десять дней нас водили в городскую баню, и для нас это было большим событием. Эта заграничная детская одежда имела яркую и пеструю окраску, была диковинных фасонов с разными замочками и блестящими пуговицами.

Многим она была не по размеру: И вот толпа серолицых, наголо остриженных мальчишек и девчонок в разноцветной иностранной одежде нестройно вышагивала посреди улицы, громко распевая военные песни. Наша колонна привлекала всеобщее внимание. Смеясь и что-то выкрикивая, за нами двигались городские мальчишки. Произведенным эффектом были довольны наши надзирательницы: Прошел апрель, наступил май.

В День Победы, 9 мая, все мы радовались окончанию войны. Теперь все изменится к лучшему, и я мечтал, что скоро встречусь с родителями, и мы опять будем вместе Время тянулось, а меня никуда не направляли.

Наконец, в двадцатых числах мая одна из надзирательниц повезла меня и еще одного мальчишку в Кленовской детский дом, который находился на другом краю Свердловской области. Здесь находились малолетние до 14 лет преступники, совершившие самые разные преступления воровство, участие в грабежах и.

Детдому выделили большую часть школьного здания. Помещение не было приспособлено для содержания правонарушителей, главное, не было изолированной территории: Пока шла война, с этим приходилось мириться, но к концу войны исправительный детский дом решили ликвидировать и на его месте создать обычный детский дом.

Предстояло вывезти около сотни криминальных малолеток, постепенно заменяя их обычными детьми. Вот так и получилось, что я снова оказался во вновь организованном детском доме в первый раз это было в Тюхтете.

Остались не только прежние воспитательницы, но и прежние их подопечные, которых только собирались вывозить. Характерный для той обстановки случай: Он не успел отвыкнуть от прежних методов воспитания и на новом месте продолжал заниматься рукоприкладством.

Особенно нравилось ему больно бить мальчишек пальцами по наголо остриженным головам. Детский дом располагался на краю села Кленовское, на несколько километров растянувшегося вдоль тракта. Село было большим, — тогда в нем было четыре колхоза. Рядом с селом проходила железнодорожная магистраль Казань—Свердловск, недалеко от села находился разъезд Кленовской. Двухэтажное, с широкими окнами здание школы, в котором размещался детдом, стояло на самом берегу реки Пут, недалеко от места ее впадения в реку Бисерть.

Напротив здания на реке Пут стояла плотина с мельницей и небольшой электростанцией. Метровые стены первого этажа здания были сложены из естественного камня, — раньше здесь был кожевенный завод под полом мы находили каналы, ведущие в сторону реки. Второй этаж был надстроен позднее и представлял собой неоштукатуренный деревянный сруб темно-золотистого цвета.

Глухие перегородки в коридорах первого и второго этажа отделяли детдом от школьных помещений. Двор был отделен от школьного длинным забором. В дальнем углу двора стояло красивое двухэтажное здание, за которым виднелись большие деревья старого сада. Теперь там жили директор детдома и некоторые воспитатели. Там же были и медпункт, бухгалтерия и еще какие-то службы. В другом углу двора находилась конюшня с сеновалом.

Когда мы приехали, детский дом показался нам пустым: Старших ребят я увидел в спальне, куда нас привела одна из воспитательниц. Я обратил внимание, что это не та сероликая масса беспризорников, какую я видел в детприемнике. Это были крепкие ребята тринадцати — пятнадцати лет, и чувствовалось, что каждый из них знает себе цену. Они сидели вокруг стола, на котором горкой лежала печеная картошка. Невысокий коренастый парень пригласил меня к столу, предложил картошки. Потом я узнал, это был Кипка Киприян Топорищев, главный здесь заводила.

Меня стали спрашивать, кто я, откуда, где бывал. Я проговорился, что читал интересные книги и знаю новые военные песни. Они проявили к этому неожиданный интерес, даже попросили напеть одну из песен. Я пообещал разучить с ними эти песни и рассказать им самые интересные книги. Сами они книг не читали, — некоторые из них с трудом могли читать и писать. Я знал много приключенческих книг и рассказывать их пришлось в течение нескольких месяцев. Рассказывал я после отбоя, время от времени спрашивая в темноте: Если отвечавших было мало, я прерывал свой рассказ до следующего вечера.

В первые же дни мы разучили несколько песен. И когда отправлялись куда-нибудь строем например, на дальний огород с лопатами на плечахмы сами, без приказа воспитателей, запевали одну из этих песен, и вся колонна, дружно шагая, подхватывала. Эти криминальные ребята не были похожи на тех воров и грабителей, каких я себе представлял. Но я удивился, узнав, что небольшого роста и простоватый на вид мальчишка был участником банды, грабившей квартиры.

Он через форточку пролезал в квартиры и изнутри открывал двери. Но не все здесь были уголовниками. Его из детприемника направили на завод, где поставили на такую тяжелую работу, что он не выдержал и сбежал. Несмотря на достаточно свободный режим, ребята эти, что удивительно, не разбегались.

Пребывание здесь их, видимо, устраивало: Но были и такие, которые весной сбегали, лето беспризорничали, а осенью возвращались. Схема таких побегов была проста. На соседнем разъезде пацан подсаживался в один из воинских эшелонов, которые во время войны шли непрерывно на запад, на фронт, а после войны — на восток, на войну с японцами. Солдаты, давно не видевшие своих семей, с охотой подсаживали мальчишку, просившего подвести до какой-нибудь станции.

Ехать в солдатских теплушках было безопасно, да там еще и кормили. На какой-нибудь станции пацан сходил, и начиналась вольная жизнь. Осенью, когда наступали холода, беглец являлся в милицию, говорил, что сбежал из Кленовского исправительного детдома. Следующей весной он, при желании, мог все это повторить. Были случаи, когда сбежавшие не возвращались. В милиции они называли другую фамилию, рассказывали историю пожалостливей обязательно с эвакуацией и с бомбежкой эшелона.

Их направляли в ближайший детприемник, а оттуда — в обычный детский дом. Но, побывав в другом детдоме, все они всегда возвращались. Один из таких вернувшихся попал в детский дом, который находился в большом городе. Режим там был строгий, и было очень голодно. А подкормиться было негде: С этими криминальными ребятами у меня сложились неплохие отношения.

От них мы многому научились, а главное, искусству добывать пропитание. Первый такой урок я получил сразу же по приезде. Был май, было голодно: Но у ребят всегда была печеная картошка. И мне показали, как ее добывали.

Для вентиляции окно в комнату открыли и редко забили досками. Картошку свалили подальше от окна, чтобы нельзя было достать ее руками. Ребята показали мне длинное удилище, на конце которого был привязан большой гвоздь. Удилище просовывали между досок в окне и ударяли им по картофельной куче. На гвоздь нанизывалось несколько картошин. Удилище подтягивали, картошку снимали.

И так несколько. Картошку пекли на разведенном в саду костре. Таких ухищрений было у них множество. Учебный год обычно заканчивался в конце мая, но в местной школе, где детдомовские и деревенские занимались вместе, этой зимой был месячный карантин, поэтому школьные занятия продлили еще на месяц. Один из ребят, ученик четвертого класса, предложил мне пойти вместе с ним на занятия. Делать мне было нечего, и я решил побывать на уроке. Урок мне показался интересным, и я остался на следующий.

Я стал регулярно ходить на занятия. Старенькая учительница Зоя Бонифатьевна обратила внимание на мой интерес к учебе переростки-детдомовцы вообще не хотели учиться. Она стала мне помогать, давать задания по всему материалу. Предстояли экзамены за четвертый класс, первые экзамены в моей жизни. Я стал усиленно готовиться. Чтобы мне не мешали, я уходил в сад, забирался высоко на развилку старого дерева и там занимался. И эти экзамены я сдал, хотя проучился всего один месяц. Раньше я уже потерял один учебный год когда пас свиней в Сибириа этот год мне удалось спасти.

У нас уже был новый директор, и сменилось большинство воспитателей. Детдомовские воспитатели Наши воспитатели работали в очень непростых условиях, особенно в первые годы существования детского дома.

У нас были дети с разными, часто с исковерканными судьбами, c разным уровнем развития. Были бывшие беспризорники, знакомые с дном жизни. Некоторые из них не учились в школе и были почти безграмотные. И были дети из интеллигентных, чаще всего, репрессированных семей.

И к тем, и к другим требовался очень разный подход. Приходилось учитывать, что дети всегда голодные и что в первую очередь их интересует все, что связано с едой. Были трудности и с учебой: Плохо было с литературой: В детдоме отсутствовал спортивный зал и практически не было музыкальных инструментов.

Эти мрачные женщины знали, что их скоро заменят, и у нас они просто отбывали время. С нами они общались мало, и от них мы чаще всего слышали команды, вроде: Через несколько месяцев на смену им пришли новые воспитательницы, большей частью молодые женщины.

Эти обращались с нами просто, и только за это они казались нам почти домашними. Тогда же появились воспитатели мужчины. Бывшие фронтовики, они не очень-то с нами сюсюкали, что нам, мальчишкам, очень нравилось. В конце года к нам приехал Владимир Петрович, молодой демобилизованный офицер. Стройный брюнет, с небольшими усиками, он сразу же покорил нас военной выправкой и неугомонной энергией. Любые задачи он решал с чисто фронтовой смекалкой. Понадобилось поставить ограду вокруг нашей территории.

Жерди для нее мы заготовили на лесной делянке, находившейся на берегу реки Пут. Заготовить-то мы их заготовили, а привезти их было не на. Владимир Петрович собрал группу ребят постарше, прошел с нами до делянки, где лежали заготовленные жерди. Из этих жердей ивовыми прутьями мы каждому из нас связали по узкому плоту. Плоты спустили на воду, и каждый, раздевшись, в одних трусах, оседлал свой плот.

Отталкиваясь длинными шестами, мы поплыли вниз по реке в сторону детдома. Владимир Петрович следовал по берегу, страхуя нас и подавая команды.

Некоторые плоты переворачивались, но ребята забирались на них снова, и плавание продолжалось. До детдома было неблизко — несколько километров, и река местами была глубокой, но наше плавание закончилось благополучно.

За это рисковое мероприятие Владимиру Петровичу очень попало на педсовете, но мы были в восторге. Другое опасное приключение тоже было связано с Владимиром Петровичем.

После сильных дождей снесло деревянную плотину, стоявшую на реке Пут. Она стояла напротив нашего здания, и я случайно видел, как ее сносило: По бурной воде поплыли бревна, на некоторых спасались мельничные крысы.

Было видно, как хлынувшая вода переполнила реку Бисерть, куда впадала Пут, и на короткое время течение Бисерти пошло вспять. Потом вода схлынула, и часть вынесенных бревен осталась на берегах.

Одно из бревен оказалось недалеко от детдома, и наши решили его забрать на дрова для кухни. И приходилось спешить, пока его не взяли. Транспорта у нас, конечно, не было, и за решение задачи взялся Владимир Петрович. Он по росту выстроил нас по обе стороны бревна, длина которого была не менее пяти-шести метров. Потом он сказал, чтобы каждый взялся за бревно снизу. Мы стояли так тесно, что наши руки касались. По его команде мы дружно подняли бревно, подставили под него плечи и, как муравьи, понесли его в сторону детдома.

Шагать мы могли только в ногу, и, чтобы не сбиться с шага, мы завели озорную песню: Из-за леса, леса темного Привезли его на семерых волах, Он, бедняга, был закован в кандалах. В этой песне были и не совсем пристойные слова, но перепуганные воспитательницы, встретившие нас возле детдома, не решились остановить наше пение, опасаясь, что мы собьемся с шага и тяжелое бревно нас покалечит.

Хотя для каждого из нас оно было не таким уж и тяжелым: Но, если бы один из нас упал, завалился бы весь строй, и бревно, действительно, могло наделать бед.

За эту историю Владимиру Петровичу попало опять, а у ребят она стала настоящей легендой. В детдоме он пробыл всего год: А возможно, что руководство детдома устало от его активности Другой наш воспитатель, Василий Сидорович Уткин, пришел в детдом в году. Артиллерийский офицер, он всю войну прослужил на Дальнем Востоке. Когда началась война с японцами, при переправе через Амур ему снарядом раздробило челюсть. Он долго лечился, и к нам он приехал прямо из госпиталя, где ему по кусочкам восстанавливали лицо.

Лет ему было около сорока, и нам он казался совсем пожилым. Какое он имел образование, я не знаю, но он любил стихи и даже сам сочинял. Он показал мне поэму, написанную им еще в армии, про любовные похождения молодого лейтенанта, как он обманывал ревнивого мужа, как, убегая от него, прыгал со второго этажа, и.

Поэма, похоже, была автобиографичной, но на меня она не произвела впечатление. От него я впервые услышал стихи Сергея Есенина, о существовании которого даже не. Мы заготавливали в лесу дрова, и во время перерыва он отвел меня за деревья и показал небольшую книжку в твердом переплете: Ты жива еще, моя старушка? Пусть струится над твоей избушкой Тот вечерний несказанный свет.

Он был из здешних мест, и многое из того, что мы знали о сельской жизни, об окрестных местах, мы узнавали от. Когда я готовился поступать в техникум, Василий Сидорович сказал: Эту характеристику я увидел перед самым отъездом, когда мне вручили мои документы.

Если с первым я еще мог бы согласиться хотя не скажешь, что оно очень уж положительноето из второго нельзя было понять, трудолюбив я все-таки или. Его я, конечно, помнил. Мы заготавливали в лесу дрова, и у нас сломалась лучковая пила.

Василий Сидорович направил меня за пилой в соседнюю деревню к своему знакомому. До деревни было неблизко, и, чтобы не возвращаться порожним, я стал допытываться, брать ли другую пилу, если у его знакомого не будет лучковой, к кому мне обращаться, если знакомого не будет дома.

Я же, выяснив, что считал нужным, сходил в деревню, принес пилу, и мы работали. Над полученным смыслом он, видимо, не задумывался И все-таки я запомнил Василия Сидоровича как доброго и сильного человека, не очень грамотного, но на свой лад стремящегося к прекрасно-му, много сделавшего для того, чтобы мы стали нормальными людьми.

Среди наших воспитателей всегда было не более одного-двух мужчин, основную их часть составляли женщины. Все они были городскими, в местной деревенской жизни им не находилось места, и, к тому же, многие из них не имели семей. И в детдоме они, можно сказать, дневали и ночевали. Их трудовой день продолжался с утра до позднего вечера: Много душевных сил отдали эти женщины детдомовским детям, и всех их я вспоминаю с благодарностью. Особенно теплые воспоминания у меня сохранились о Нине Ивановне Пятковой, воспитательнице нашей группы.

Это невысокая женщина, которой было около тридцати, с ровным спокойным характером. Она никогда не повышала на нас голос. К ней подходили с любым вопросом: В ее отношении к нам было что-то материнское, и мы это чувствовали. Помню, как, немного дурачась, я спросил: Может, она у меня болит, а я не знаю? На что она ответила спокойно: Они были местными, от них мы узнавали деревенские новости, они нас учили крестьянской работе.

Настоящими авторитетами были для нас два брата, два рослых красавца — сапожник дядя Толя и конюх дядя Митя. Дядя Толя, младший из братьев, еще мальчишкой потерял ногу на железной дороге и ходил с деревянным костылем. Дядя Митя был на фронте и только недавно демобилизовался. На старинной швейной машинке дядя Толя шил для нас тапочки из конвейерной ленты и автомобильных покрышек.

Когда мы приходили в его маленькую мастерскую, он оживлялся, рассказывал какую-нибудь историю, которых знал множество, вместе с нами хохотал над своими, далеко не детскими, анекдотами. Часто рассказывал про очередную свою драку, о том, как его хотели избить, как всегда, из-за любовных похождений, и он ловко отбился своим костылем. При этом он посмеивался: Дядя Митя, человек семейный, был тоже завзятым ловеласом.

Он хвастался своими победами, в том числе и среди женщин нашего детдома Он знал множество солдатских баек, часто их рассказывал. От него, например, я узнал, что легендарный маршал Жуков был очень жесток, и по его приказам расстреливали своих же солдат и офицеров. У дяди Мити было много боевых наград, но он не раз повторял: Спокойное и вполне доброе отношение к нам воспитателей, относительно свободный режим, да еще окружавшая нас уральская природа создали в детдоме обстановку, близкую к домашней.

И благодаря ей, как я думаю, у нас не было случаев злостного хулиганства, прекратились побеги ребят. Для всех нас а для меня уж точно Кленовской детский дом стал настоящим родным домом. Рецидивист и гармошка Однажды у нас появился штатный баянист — Валерий Иванович, низкорослый горбун с бледным рябоватым лицом. Он был профессиональным музыкантом: Деревенские пацаны рассказывали, что он подселился к чудаковатой старой деве, о которой по деревне ходили разные анекдоты.

Еще говорили, что он играет на деревенских свадьбах и этим хорошо зарабатывает. В детдоме он появлялся нечасто — на репетициях нашей самодеятельности, да на праздничных утренниках. За хорошие показатели по успеваемости наш детский дом премировали хроматической гармошкой — хромкой, как все говорили. Для сохранности ее убрали в склад. Узнав о гармошке, Валерий Иванович настоял, чтобы ее передали нам, и сам принес ее в нашу спальню. Мы сразу же выстроились в очередь на ней попиликать.

Через несколько дней он пришел к нам в спальню и, взяв гармошку, сыграл на ней простую частушечную мелодию что-то вроде — та-та-ти-та, та-та-ти-та, та-та-ти-та, та-та-та. У меня получилось лучше, и он предложил мне дальше потренироваться и пообещал прийти. На другой день Валерий Иванович пришел с баяном. Я показал, как у меня получается. Мою незамысловатую игру он стал сопровождать сложными вариациями на своем баяне. Неожиданно зазвучала красивая музыка, на звуки которой сбежались ребята, пришли воспитатели.

Всех поразило именно мое участие в создании этой музыки: С этого момента я для всех в детдоме стал гармонистом. Я разучил эту частушку, потом стал подбирать мелодии, многие из которых я знал еще с довоенного времени.

Дело в том, что в Энгельсе, еще до переезда в наш недостроенный дом, мы жили на первом этаже детской больницы, где завхозом работал мой отец. Окна нашей квартиры выходили на танцплощадку городского сада, где по вечерам постоянно звучали вальсы, танго, фокстроты. Иногда там ставили щиты с текстами новых песен, и их разучивала вся танцплощадка.

Мне было всего пять или шесть лет, но многие мелодии остались в моей памяти. Девчонки часто ходили за мной: Если это было летом, я выходил во двор, растягивал меха, и девчонки начинали танцы, запевали песни. Бывшие во дворе воспитательницы не могли разобрать слов, но, слыша наше пение, одобрительно нам улыбались Играть в селе мне случалось не только летом, но и зимой.

Вспоминается один из морозных дней: Но дальше меня не хватило: У таких гармошек высота звука зависит от направления движения мехов. Мы разучили несколько мелодий, девчонки подготовили русский перепляс с чечеткой, сочинили бойкие частушки. Гвоздем нашей программы было сольное выступление Валерия Ивановича: С нашими концертами мы ездили по окрестным деревням. Репертуар у нас был незамысловатый, но в деревнях, где артистов никогда не было, нашими выступлениями были очень довольны.

Платили ли за наши концерты, не знаю, но нас кормили. Он неплохо ладил с ребятами, был всегда дружелюбен. Но мы знали, что он мог быть и строгим, даже жестким. Было лето, уже заканчивались каникулы. Я находился во дворе, когда кто-то из пацанов срочно позвал меня в спальню.

Там в окружении ребят стоял Валерий Иванович, бледный и весь какой-то взъерошенный. Он сказал, что ему нужно бежать, что здесь ему грозит тюрьма. Он просил достать ему булку хлеба и почему-то простыню.

Он рассказал, что произошло. Прошлой зимой, проезжая с очередным нашим директором через какую-то деревню, он стащил бочку керосина — просто перевалил ее со стоявших возле одной избы саней в свои сани. Керосин нужен был детдому, как говорится, позарез: С появлением именно этого керосина у нас зажглись керосиновые лампы.